paleodiet

Палеодиета

Палеодиета призывает нас вернуться в древность, когда первобытные люди не знали, что такое микроволновка и не ели полуфабрикаты. И что такое бургер, сахар и прочие «прелести» рациона современного человека, в древности было неизвестно! Но, как говорит телеведущий и охотник Стивен Ринелла, если вы действительно хотите ощутить себя в шкуре предков, не останавливайтесь только на диете пещерного человека, попробуйте также его фитнес-программу.

В моем — хранится мясо марала, лося, белки, дикого кабана, оленя, карибу, черного медведя и масса всякой дичи: от голубого тетерева до индейки. Всех этих животных объединяет то (в дополнение к тому факту, что они попадают под определение животных естественного откорма и свободного выгула), что я сам подстрелил их на охоте, а затем собственными руками выпустил кровь и разделал их тушки на порционные куски.

Ежегодно моя семья потребляет больше сотни килограммов мяса, начиная от по-деревенски элегантного оссобуко до яичек оленя, пожаренных в жире, который я вытопил из черного медведя. Но если вы попробуете сравнить общую калорийность мясопродуктов, хранящихся в моем холодильнике, с тем количеством калорий, которые я потратил на их добычу, то поймете, почему я в такой же отличной форме, как ласка ростом 182 см. Каждый кусок мяса в моем холодильнике — это результат долгих горных походов, сплавов по реке, хождения по лесам, ночевок в снегу или переходов через болота. Как правило, у меня за спиной рюкзак весом 18 кг, а иногда мне приходится волочить за собой по лесу целую тушу медведя гризли.

Теперь это называется палео.

Суть популярного сейчас движения палео заключается в том, что мы как биологический вид прошли долгий путь эволюции — от первобытных времен, когда мы жили охотой и собирательством, до сегодняшнего расцвета цивилизации. Современная, перенасыщенная углеводами пища и отсутствие физических упражнений сделали нас рыхлыми, медлительными и очень уязвимыми существами, неспособными выжить, когда уровень выпавшего снега превышает высоту ранта наших ботинок от «Zilli». Самые убежденные адепты палео считают, что возвращение к утраченным корням и обретение соответствующей физической формы требует от нас большего, чем отказ от пончиков и поход в спортзал раз в месяц. Чтобы испытать, что такое палео на самом деле, вам нужно быть готовым поднимать огромные валуны, бегать босиком по земле и… отрастить бороду.

На самом деле очень забавно смотреть на то, как энтузиасты палео открывают «утерянные» принципы развития выносливости и обретения хорошей физической формы, которых настоящие охотники придерживались с изначальных времен. Я считаю, что разницу между неофитами палео и настоящими охотниками можно описать как разницу между игрой на компьютере в «Grand Theft Auto» и реальным угоном автомобиля. Это как разница между людьми, поднимающими валуны ради мирового рекорда, и теми, кто переносит камни, чтобы построить очаг и пожарить на нем сочные оленьи ребрышки. Это как разница между людьми, бегущими по тропинке босиком, чтобы проверить, смогут ли они это сделать, и людьми, переправляющимися босиком вброд через ледяную реку, потому что надо быть полным идиотом, чтобы позволить вымокнуть своим носкам и обуви во время долгого похода. Такая же разница существует между отращиванием бороды в тщетной попытке выглядеть круто и отращиванием бороды, просто потому что ее нечем сбрить.

Я стал охотником благодаря своему отцу. Мы жили в западном Мичигане, и он был заядлым охотником и рыбаком. Еще ребенком я попробовал на вкус больше разной дичи, чем большинство людей сможет попробовать за всю свою жизнь. Опыт охоты и последующего поедания мяса убитых тобой животных научил меня воспринимать природу как живой, дышащий и самопополняющийся продуктовый магазин, в котором не принимают никакую другую валюту, кроме твоих собственных усилий и приобретенного мастерства. И, если тебе не повезет, то и твоей жизни.

С раннего детства я понял, что успех охотника зависит от его способностей. Мой отец был убежден, что самый большой грех, который может совершить человек, заключается в том, что он превращается в «размазню». Так он называл тех, кто потерял способность преодолевать трудности в достижении своих целей. Мой старик хотел, чтобы его сыновья были способны пробираться по горло в ледяной воде через болото, тащить тушу оленя по непролазному кустарнику, уметь завязать сложный узел на леске толщиной в волос окоченевшими от холода пальцами. Мое увлечение охотой и собирательством как стилем жизни стало бескомпромиссным, когда я бросил колледж. В те годы нужды и бедности дичь превратилась для меня в основной продукт питания. Я экспериментировал с готовкой всего, что попадалось под руку: от задней ноги бобра до языка оленя. И в какой-то момент я осознал прямую связь между своими способностями охотника и количеством (и качеством) пищи, которую я ел.

И тогда ты осознаешь тот непреложный факт, что неудачная охота равна ужину из вареной картошки с маргарином. А удачная охота гарантирует тебе роскошный ужин из той же картошки, но с огромным куском свежайшего мяса. С этого момента ничто не могло сдержать мое желание охотиться. Позже я пришел к пониманию того, что охота порождает заботу об окружающей среде, так как настоящий охотник должен сохранять естественную среду обитания животных. И в отличие от многих я убежден в том, что убийство животных ради своего пропитания гораздо этичнее, чем поддержание населения в неведении относительно жестокости, связанной с производством пищи, например при забое скота.

Потом стало еще более захватывающе — я начал испытывать невероятную радость от убийства животного, которое своим мясом обеспечит мне целый месяц сытого существования. Грубая реальность этого ощущения перевешивала любые современные представления о богатстве или даже этике. Когда вы держите в руках груду добытого вами животного белка, то испытываете эйфорию. Мне нравится размышлять об этом в терминах эволюции. Неудивительно, что эволюция привела нас к наслаждению сексом: эта адаптация обеспечивает деторождение даже в отсутствие такого намерения. Я не сомневаюсь, что нечто похожее сыграло роль в отношении охоты. Пещерный человек, который получал наслаждение от преследования добычи, имел неоспоримое преимущество по сравнению с тем, кому это не нравилось, особенно в трудные времена. Неудивительно, что в общинах аборигенов роль лидера обычно возлагают на лучшего охотника, который хорошо знает, что путь к счастью устлан мясом.

Прошлой весной я охотился на черного медведя в центральной Аляске с одним «морским котиком», который только что ушел в отставку после 15 лет службы и выполнения многочисленных боевых заданий. До дня летнего солнцестояния оставалось несколько недель, но уже тогда день длился 21 час, а «ночь» представляла собой лишь короткий период сумерек. Однажды мы забрались на вершину близлежащей горы, чтобы заночевать в альпийской зоне. Оттуда осмотрели окружающие склоны в бинокль и обнаружили взрослого медведя, к которому мы могли либо подкрасться, либо подманить на расстояние выстрела при помощи манка, напоминающего звук тревожного сигнала молодого оленя. Когда мы остановились во время подъема, чтобы наполнить наши фляги водой из ручья, мой товарищ вспомнил историю, которая произошла с ним во время похожего восхождения в горах Афганистана. «Многие думают, что «морские котики» помешаны на фитнесе, потому что они хотят выглядеть круто, — сказал он. — Но когда я работаю на тренажерах, то всегда думаю о таких восхождениях как то, когда мы поднимаемся на 4000 м, чтобы поразить цель. И когда ты доберешься до вершины, то у тебя не будет времени на отдых — ты сразу пойдешь в бой». Когда мы продолжили наш путь, я задумался о фитнесе. У каждого из нас есть свои причины поддерживать хорошую физическую форму: чтобы лучше себя чувствовать, чтобы прожить дольше, чтобы лучше подготовиться к некоей неизвестной катастрофе, которая может неожиданно обрушиться на наше общество и повлечь за собой хаос, в котором выживут только самые сильные. Разумеется, я хотел бы прожить счастливые годы на пенсии вместе со своей спутницей жизни. Но обнаружил, что для меня серьезное отношение к фитнесу связано с необходимостью быть в хорошей форме и мгновенно реагировать на угрозу. И для этого мне необходимо верить в «чудовище», прячущееся под моей кроватью. Для друга-десантника этим «чудовищем» была битва на вершине горы. Для меня — это пустой холодильник.

Я затрудняюсь описать тип фитнеса, необходимого для экстремальных форм охоты. Многие охотники на крупных зверей описывают идеальное состояние физической формы как «состояние овцы». Это означает, что у вас достаточно сил, чтобы отправиться на охоту на барана Далля, роскошного и удивительно вкусного вида, обитающего на самых опасных ледниках и горных вершинах Аляски и Западной Канады. Другие говорят о «состоянии лося», имея в виду огромного животного, обитающего в Скалистых горах и на западе США. Как бы то ни было, все они сходятся в одном: настоящий охотник должен быть способен провести неделю или даже больше, проходя 15-30 км в день по горам на большой высоте с рюкзаком весом больше 20 кг.

однако в действительности не все так просто. Я знаю много парней, способных выполнить тяжелейшие задания в контролируемых условиях, но они не могут справиться с дополнительным напряжением, возникающим во время охоты. Вы даже не представляете себе, как это непросто. Приведу такой пример. Однажды мы с моим старшим братом охотились на горного козла в горах Мэдисон в штате Монтана. В конце долгого дня мы оказались под выступом скалы на высоте более 3000 м над уровнем моря на расстоянии 15 км от нашего грузовика. Ледяной ливень не давал высунуть нос из нашего укрытия, а ветер пронизывал насквозь. У нас под ногами лежала туша горного козла. Тушу необходимо было освежевать и разделать, прежде чем мы могли начать спуск. В противном случае медведь мог придти на запах крови и потребовать свою долю.

Я обморозил себе ноги до чудовищных волдырей, пальцы онемели, меня тошнило от голода, и я до смерти устал. Все, что я хотел сделать — это мгновенно заснуть, но это, скорее всего, означало бы быстрый конец моей короткой жизни. Вместо этого нам с братом как-то удалось уговорить друг друга сделать невозможное: разделать козла, уложить мясо в рюкзаки, затем стащить эту тяжелую ношу вниз, где мы смогли развесить мясо в безопасном месте на дереве, прежде чем отыскать достаточно ровное место для палатки. В ту ночь я заполз в свой спальный мешок полностью разбитым. Но утром посмотрел на все свежим взглядом и был поражен тому, что заметил. Я мысленно вернулся назад на ту заснеженную вершину и понял, что хочу быть тем парнем, который способен делать такое снова и снова. Я хочу жить так, чтобы мне было комфортно ходить по лезвию бритвы.

Никакие фитнес-тренировки не смогут дать вам такого уровня подготовки, как физической, так и моральной. Для этого требуется такое состояние духа, которое можно достичь только регулярно подвергая себя чрезмерным перегрузкам, возникающим только в реальных ситуациях. Хотели они того или нет, наши далекие предки были вынуждены справляться с этими трудностями каждый день.

В своей книге «Одинокие выжившие: как мы стали единственными человеческими существами на Земле» палеантрополог Крис Стингер приводит серию аргументов в пользу того, что у неандертальцев была тяжелая жизнь и что они охотились на крупную добычу. Особенно интересным мне кажется одно его наблюдение о необычайно большом количестве повреждений черепа и переломов шеи, обнаруженных у скелетов неандертальцев. Исследователи очень долго искали археологические объяснения такого рода травмам, но ничего не могли выяснить до того момента, когда им пришло в голову сравнить их с травмами, полученными современными наездниками на родео. Это не значит, что неандертальцы ездили верхом на пещерных медведях. Напротив, эти данные свидетельствуют о том, что они охотились на животных, которые могли легко справиться с человеком. Другими словами, древние люди сознательно шли на риск.

Добывание пищи охотой в диких местах для собственного пропитания до сих пор является наиболее продуктивным способом проверить себя. Все самые мучительные, с физической точки зрения, случаи моей жизни были связаны с преследованием диких животных на охоте.

Однажды у меня случилось сильнейшее желудочное расстройство, после которого я попал в больницу: причиной недуга были лямблии, которых я подхватил, охотясь на белохвостого оленя в Аризоне; почти полная спутанность сознания, затем последовали несколько месяцев онемения конечностей после переохлаждения, которое я испытал, охотясь на бизона на Аляске; пульсирующая боль от потери ногтей на пальцах ноги после разделки чернохвостого оленя и спуска его туши по крутому горному склону на севере Калифорнии; чувство мучительного беспокойства, вызванного болезнью Лайма, которую я подхватил на рыбалке в сельском районе штата Нью-Йорк; и ужас, который я испытал, когда на меня бросился медведь гризли. И еще больший страх, когда, через несколько дней после этого случая, на меня напал лось во время охоты в Британской Колумбии. Атака гризли была лишь предупреждением, а лось поднял меня на рога.

Может показаться странным, что я решил включить скучное перечисление пережитых мной опасностей в рассказ о фитнесе, но я считаю, что настоящий фитнес гораздо сложнее по своей природе. Мне вспоминается случай, когда я выслеживал диких кабанов на острове Молокай вместе с коренным гавайцем. Этот парень охотился на кабанов тем же способом, что и его отец — в джунглях со сворой собак. Он использовал небольшую свору гончих, чтобы выследить и загнать их, затем его свора питбулей побольше ловила и держала кабанов, пока он подбирался поближе с ножом в руке для смертельного удара.

В тот день, когда мы охотились вместе, мы зашли далеко в джунгли, следуя вдоль ручья, который прорезал узкую долину в окружающих холмах. Собаки начали лаять спустя несколько часов после начала нашей охоты. Мы побежали на их лай, но свора разделилась на две группы, и мы с ним побежали в разные стороны. Вскоре я остановился на краю запруды. Внизу, подо мной, большая матерая свинья калечила двух молодых собак, которых она затащила в воду и подмяла под себя, остервенело разрывая их шкуру клыками. У меня не было с собой ничего, кроме небольшого ножа. Но тут что-то со мной произошло… и я очнулся, стоя по пояс в окровавленной воде, а туша мертвого кабана плавала рядом со мной.

Только намного позже, когда остатки жареной свинины и опаленные пальмовые листья остались лежать вокруг медленно догорающего костра, я с трудом начал осознавать, что увидел и сотворил в тот день. С этим тяжело заработанным ужином до меня вдруг дошло, какая система риска и вознаграждения управляла развитием нашего вида в течение многих тысяч и тысяч лет.

В тот момент я впал в радостное предвкушение, каких диких и безумных зверей я когда-нибудь встречу на своем пути. И мне стало очень любопытно узнать, каковы они на вкус.

Из леса на стол

Четыре совета для начинающих охотников от автора книги «Мясоед» Стивена Ринеллы.

1) Охотьтесь на белохвостого оленя.

«Они не только вкусные, но и часто встречаются в окрестностях городов. В Америке добыча белохвостого оленя обойдется вам недорого. Если у вас есть охотничья лицензия от министерства рыбного и лесного хозяйства вашего штата, то разрешение на отстрел будет стоить вам всего $20».

2) Научитесь бережно обращаться с большим количеством мяса.

«Обычно олень весит 50-54 кг, причем половина этого веса — мясо. Большинство людей не знают, что делать с таким большим количеством мяса, но вы можете разместить его полностью в морозилке бытового холодильника. Если мясо упаковать правильно — по возможности в вакуумные пакеты, — то вы можете есть это мясо в течение двух лет. Но, когда вы соберетесь его разморозить, делайте это постепенно, в холодильнике».

3) Используйте тушу целиком.

«Вот как это можно сделать: голень, т.е. часть ноги от колена и ниже, отлично подходит для оссобуко. Из задних ног (выше колена) получаются хорошие стейки, и их можно зажарить. Спинка подходит для гриля. Из ребрышек можно приготовить ребрышки-барбекю. Из лопаток получаются отличные сосиски или жаркое на косточке. Из шеи можно приготовить нечто напоминающее тушеную свинину. И последнее, из щек можно приготовить тако в стиле уличных забегаловок с кинзой и соусом сальса».

4) Добавьте специй, прежде чем подавать на стол.

«Если вы планируете жарить мясо на гриле, то предварительно протрите решетку гриля огнеупорным маслом. Это поможет подрумянить мясо и добавит в него немного жира, и это хорошо, потому что оленина — очень постное мясо. Для сервировки я советую использовать вашу любимую приправу для мяса: просто посыпьте ее сверху на мясо или вотрите».